Меню
12+

Сетевое издание "Новый вымпел"

29.04.2022 09:29 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Моя прабабушка – стахановка

Накануне празднования 77-летия со Дня Победы в Великой Отечественной войне под рубрикой #Прогероя мы публикуем на страницах «Нв» работу ученика 10 класса Колосовской средней школы, участника Научно-практической конференции Валерия Осипова. Руководителем проекта является учитель истории Дмитрий Павлович Васильев

Надежда Яковлевна Сипатина, прабабушка (мать моей бабушки Осиповой Валентины Васильевны), родилась 20 сентября 1922 года в семье Якова Александровича и Анны Ивановны Сипатиных, о чем свидетельствует (восстановленное в 1943 г.) Свидетельство о рождении, выданное Колосовским райбюро Загсом. Жила семья в деревне Логиново. После окончания семилетки Надя, как и все ее подруги, стала работать в местном колхозе.

В 1935 году по всей стране началось массовое движение стахановцев. В 1938 году был опубликован призыв Паши Ангелиной «Сто тысяч подруг – на трактор!» В итоге на призыв Паши Ангелиной откликнулось более 200 тысяч девушек, в числе которых была и моя прабабушка. При Колосовской МТС в феврале 1940 года были организованы курсы девушек-трактористок. Надежда стала осваивать нелегкую профессию.

Начало Великой Отечественной войны весь наш народ встретил с надеждой, что она будет недолгой. Мужчины уходили на фронт, подростков забирали в ФЗО (фабрично-заводское обучение), чтобы потом поставить к заводскому станку. В селе оставались женщины и дети, которые взяли на себя всю тяжесть крестьянского труда. Они в кратчайшие сроки осваивали профессии, которые традиционно считались мужскими. Так произошло с профессией тракториста.

Из воспоминаний Н. Сипатиной: «Профессия механизатора очень пригодилась нам, женщинам, в годы Отечественной войны. Что пережито – вспоминать горько. Но мы горды тем, что хлеб давали фронту до последнего куска. О собственной сытости тогда никто не думал, даже те из нас, кто растил, убирал хлеб».

Женщины-трактористки работали на многих марках тракторов: СТЗ, ЧТЗ, СТЗ-НАТИ, но в основном они трудились на колесниках.

С 1943 года на полях работали одни женщины и подростки. Ощущалась острая нехватка запасных частей и инструментов, не хватало горючего.

Время было военное, и нормы трактористкам установили жесткие. Приезжали комиссии проверять, нет ли утечки керосина. Это горючее было на строгом учете. По законам военного времени можно было и в тюрьму угодить. Да и за простои на ремонте не жаловали. Часто случались поломки, учились ремонтировать прямо в борозде. Работали в две смены: и день, и ночь, хотя трактора были даже без фар. Было указание, что техника должна работать круглосуточно, поэтому на тракторах работали в две смены, каждая из которых длилась по 12 часов. Ночью путь трактора на поле освещали ручным фонарем колхозники, специально назначенные бригадиром. Усталость была непомерной. Одетые в мужские комбинезоны, женщины казались комичными на вид. Работали, не уступая мужчинам, несмотря ни на что. Знали: время военное, Родине нужен хлеб.

Около тракторов угорали и падали. Бывало, что за рулем трактора и засыпали.

Вот, что рассказывала Надежда Сипатина своей дочери, Валентине Васильевне Осиповой: «Норма вспашки за смену была 4,5 гектара, а выполняла она по две нормы. Пахать очень любила. Поля были большие, длинные, ровные. По двадцать часов не слазили с тракторов, и никто их горячим обедом в поле ни разу не покормил. Домой сил не было доехать. Замертво падали где-нибудь под кустом, поставив рядом трактор. В суровое время были безжалостны к себе. Пахали в любую погоду. Дождь, ветер, а на ХТЗ кабин не было. Продрогнет, бывало, до костей, если в это время еще и перетяжку в двигателе надо сделать. Перетяжка силы требовала мужской, не женской, и делать ее приходилось, лежа на спине под трактором. И все же при этих трудностях работали люди не за страх, а за совесть».

Лучших работников и во время войны не забывали поощрить, награждали часами, бельем, тканью, сапогами – всем, что было необходимо для повседневной жизни.

Валентина Васильевна вспомнила случай, рассказанный матерью: «Однажды ночью уснула прямо за рулем трактора, а проснулась, когда тряхнуло на какой-то канавке на краю берега реки Оши. Очень тогда испугалась и даже не за свою жизнь, а переживала за технику».

В 1944 году она освоила управление трактором СХТЗ, что было не каждому по плечу.

После войны Надежда Яковлевна продолжала работать трактористкой, помогала по хозяйству. Ставила рекорды, в соревновании не уступала мужчинам, была в гвардии колосовских землепашцев, когда в районе поднималась целина. Была награждена медалью «За освоение целинных земель». Она всегда стеснялась полученных наград, благодарила, садилась на трактор и говорила: «Работали люди не ради наград, а чтобы хлеб был, чтобы поскорей страна оправилась после войны, чтобы с хлебом счастье пришло к людям, ради памяти о погибших».

Личная жизнь ее так и не сложилась. Замуж она не смогла выйти. Сверстники погибли на фронте. Но в декабре 1946 года стала матерью. Родилась дочь Валентина. Посидела прабабушка с ней немного, а с весны вновь села за руль трактора. Мама Надежды Яковлевны, Анна Ивановна, заменила моей бабушке и мать, и отца. Бабушка называла ее мамой, а свою мать звала Надеждой.

Вот что вспоминает дочь Валентина: «Дома Надежда редко была, я ее днями не видела. Поэтому в детстве плохо ее помню, со мной все бабушка была. Мы всегда ее очень ждали. С работы придет, сахар принесет, а один раз куклу принесла, вернее одну голову. Тогда так продавали. У меня столько радости было! Потом я сама сшила туловище, набила опилками, надела платье и долго играла с этой куклой».

Надежда не любила рассказывать о том пережитом времени. Очень больно было возвращаться к тем годам. Лишь изредка рассказывала об испытаниях, которые выпали на ее долю. Валя помнит, что Надежда рассказывала, как бегала на работу босиком: «Сапоги под мышку, на улице уже выпал первый снежок, а я босиком, обуть было нечего, вот и берегла сапоги».

Несмотря на все трудности, работа трактористок имела и свои преимущества. Если колхозники в военные и первые послевоенные годы работали сутками за трудодни-палочки, как называли их в народе, то труд трактористок оплачивался хорошо. Они считались рабочими, поэтому получали пайки, где были мука и сахар. А часть заработка шла деньгами.

В 1957 году за доблестный труд Надежда Сипатина была премирована поездкой в Москву на ВДНХ СССР. Но не поехала, ее мать уже была престарелая и больная.

Проработала Надежда на тракторе до 1960 года, а потом была переведена в разнорабочие по состоянию здоровья. С 1974 года работала сторожем. Работа у нее всегда спорилась, успевала везде: и в колхозе, и дома. Время шло, а она продолжала трудиться в колхозе им. Калинина. Была уважаемым в селе человеком. Имела звание «Ветеран войны и труда», получала персональную пенсию. Была народным заседателем.

О ее труде говорят многочисленные грамоты, медали и главная награда «Орден Ленина».

Умерла Надежда Яковлевна Сипатина 7 декабря 1989 года в возрасте 67 лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3