Меню
12+

Сетевое издание "Новый вымпел"

13.02.2019 15:07 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

О Вишневом с любовью

Автор: Айгуль ПАРАХОНЬКО

Виктор и Нина Кивет с детьми

На страницах «Нв» мы начинаем новый проект «Говорят и живут вишневцы». В нем мы расскажем о разных этапах жизни деревни, опубликуем воспоминания вишневцев, их фотографии. Почему мы решили говорить именно о Вишневом? Потому, что село на грани исчезновения — в 14 дворах постоянно проживают всего около 50 человек

Со многими жителями Вишневого я знакома лично, поэтому найти первого собеседника для разговора по душам не составило большого труда. Ею стала Нина Владимировна Кивет

Пустое, серое, заброшенное

Семья Нины Кивет, чьи предки были переселенцами из Эстонии и одними из первых жителей Вишневого, переехала 18 лет назад в Нагибино, но раз в год они всегда возвращаются на родину.

- Православный праздник Святой Троицы считается в Вишневом престольным. В этот день здесь собираются многие наши бывшие односельчане. Мы общаемся, вспоминаем, как жили, поем песни, плачем, — рассказывает Н. Кивет. — Иногда идем гулять с мужем по улицам, присаживаемся возле какого-нибудь дома на лавочку и долго разговариваем друг с другом о том, как по ягоды и грибы ходили, какой богатый урожай картофеля собирали, где рыбу ловили. Смотрим на родное село, и сердце кровью обливается. Оно стало пустым, серым, заброшенным, на улицах – ни души. И все равно я люблю свое Вишневое, здесь жили мои предки, здесь родились мы с сестрой, наши дети.

Эстонка Альма

Историю переселения из Эстонии своих предков Н. Кивет знает и рассказывает со слов бабушки Альмы и мамы Надежды Прибора.

- Как звали мою прабабушку, я, к сожалению, не знаю. Но из моего детства остались воспоминания от рассказов бабушки Альмы. Она говорила, что ее родители и еще несколько эстонских семей поселились в голом поле и первую зиму зимовали в землянках. И только следующей весной начали строить деревянные избы, — рассказывает Нина Владимировна. – У них была большая семья – 12 детей, правда, в живых осталось 8. Четверо детей умерли от голода и тифа. В семье моих родителей родилось двое детей: я и сестра Светлана.

Нина

Пришло время, и Нина пошла в школу (о школе и ее педагогах мы подробнее расскажем в одном из следующих номеров). После окончания восьмилетки получать образование она из-за финансовых проблем дальше не смогла.

- Мама нас с сестрой воспитывала одна. Она работала дояркой на ферме, и, когда я окончила местную школу, она сказала мне: «Нина, дальше учить тебя не на что. Иди работать», — вспоминает Нина Владимировна. – Вначале я работала на зернотоке, потом – на животноводческой ферме дояркой. Вначале в моей группе было 20 коров, потом увеличили до 50 голов.

Нина, как и большинство деревенских девушек, работала на ферме, а вечером бегала в сельский клуб на танцы. Ее подруги одна за другой выходили замуж. Встретила свою любовь и она, правда, не у себя в селе, а в Чапаево.

Дружили 3 дня

В мае 1976 года Нина Прибора поехала в гости к тете Марии в Чапаево. В то же село приехал в гости к родственникам только что отслуживший в армии Виктор Кивет. Познакомились, завязались отношения. Молодые люди встречались всего три дня, после чего разъехались по домам: он – в Куйгалы, она – в Вишневое.

- Приехала домой и рассказала маме, что встретила свою судьбу и что скоро нужно ждать сватов. Так и получилось. Меня сосватали по всем правилам, а потом и свадьбу сыграли, — рассказывает Н. Кивет. – Свадьба была в Куйгалах Большереченского района, где мы прожили полгода, а потом решили переехать на постоянное место жительства на мою родину, в Вишневое. Муж устроился работать трактористом.

Это было в конце 70-х годов. А через несколько лет в Вишневом началась новая жизнь.

Собственный автобус

В 1982 году Вишневое взял под опеку Омский шинный завод. Этот период местные жители называют самым стабильным периодом в их жизни. Колосовцы до сих пор помнят пассажирский автобус бордового цвета, на борту которого было написано Омск-Вишневое. Вишневцы называли его собственным транспортным средством.

- Я отчетливо помню день, когда в деревне появились чужаки. Как обычно, мы доили коров, когда на ферме появились посторонние люди – 6 или 7 мужчин. Они ходили и все внимательно рассматривали, а потом попросили всех собраться в «Красном уголке», — вспоминает первый приезд представителей Шинного завода Нина Владимировна. – Мужчина представился и рассказал, что нас хочет взять завод, как подсобное хозяйство и спросил наше согласие. Мнения были разные, но в итоге мы согласились. Это была середина зимы.

«Шинник» вдохнул жизнь

Жители села уже не ждали перемен в лучшую сторону, когда весной их вновь посетили омичи. И уже в июне 1982 года они официально стали подсобным хозяйством Омского шинного завода.

Машины, груженые стройматериалом, стали приезжать в Вишневое каждый день. Стала завозиться строительная техника, на улицах появились рабочие. Село ожило.

- «Шинник» вдохнул в нас новую жизнь. Начала разворачиваться стройка. Старую ферму разрушили и на ее месте построили новую, современную. Деревянные избы сносили, а на их месте, как грибы, появлялись панельные дома. На всех улицах уложили асфальтовое покрытие. Построили молокозавод, гаражи для техники, столовую, детский сад и почту, — рассказывает женщина. – К нам с концертами приезжали омские артисты, нас обследовали городские врачи, мы ездили отдыхать и лечиться в санаторий. Люди работали, получали достойную заработную плату и перестали уезжать. Это было на самом деле. Но в один день все изменилось в худшую сторону также стремительно, как и началось.

Виноваты сами

Шинный завод оставил село, так и не достроив мечту местных педагогов и артистов — новую двухэтажную школу и кирпичный клуб.

- Началась перестройка, и «шинники» от нас отказались. Правда, при этом не забрали ничего. В то время поговаривали, что техники, скота и оборудования нам оставили более чем на 10 млн рублей, — говорит Нина Кивет. – Все пошло на упад. Люди перестали ответственно относиться к работе. И однажды приехали чиновники из Колосовки, и В.И. Данилов задал нам вопрос: «Что будете дальше делать?». Собрание решило разделиться на группы и разделить все на паи. В нашей группе было 60 человек. Нам досталось 100 голов скота, определенное количество техники и земли. К зимовке мы оказались не готовы, и группа, разделив все имущество между собой, развалилась. В том, что произошло с деревней в целом, виноваты мы сами: не уберегли, продали, растащили, разрушили. Работы не стало, люди начали уезжать целыми семьями.

Разлука с родиной

Восемнадцать лет назад, собрав все нажитое имущество, покинула Вишневое и семья Виктора и Нины Кивет. Они переехали в Нагибино.

Здесь им фермер, у которого глава семьи работал трактористом, предоставил жилье. Постепенно поближе к матери и отцу переехали дети со своими семьями. Все они живут отдельно от родителей, все работают. Старшая дочь Елена Загурская работает поваром в Доме для престарелых людей, сын Сергей – водитель бензовоза, младшая Надежда – социальный работник. Дочь Наталья не так давно перебралась в Омск, но часто навещает своих родных.

- По соседству с нами живут еще несколько семей из Вишневого – это семьи Мартыненко, Литовкины, Анищенко, — рассказывает Н. Кивет. — Мы здесь не одни, поэтому и легче было перенести разлуку с родиной. Мы всегда говорим о своем Вишневом только с любовью.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

86