Меню
12+

Сетевое издание "Новый вымпел"

17.01.2018 10:51 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 17.01.2018 г.

ИСПОВЕДАЛЬНАЯ ДУША СВЕТЛА...

Родившись в Крещенские морозы, она стала большим учителем, проникновенным поэтом

и знаковой фигурой для целого поколения. У Раисы Фоминой красивый юбилей – ей исполняется в эти дни 80 лет

Районная газета и я

В нынешнем году у меня и у районной газеты юбилей – нам по 80 лет. Я познакомилась с ней где-то в середине 40-х годов прошлого века, когда научилась читать. Тогда наша семья жила в деревне Хапилино, там я пошла в первый класс начальной школы. Помню что- то про выборы писали в ней, про государственный заём, про урожай, про победу. Неграмотная бабушка заставляла меня читать вслух и громко: у неё на войне «без вести» пропал сын, она надеялась: «Может, что про Павла напишут».

Это был один газетный листок, и называлась она, газета, «Заветы Ильича». С тех пор районная газета всегда в моём доме.

Когда я училась в 6 классе уже в Корсино, я написала своё первое «стихотворение» для стенной газеты в школе. Какое уж было это стихотворение, я не помню, но директор школы, Носков Я.И., почему-то счёл нужным отослать его в редакцию районной газеты. Оттуда пришёл мне «отзыв»: «Рая, ты молодец, скоро 8 марта, напиши стих про маму». И хоть стихотворение не напечатали и не думали печатать, я была на седьмом небе от счастья и честолюбия от того, что моё имя и всё письмо было напечатано, а не написано пером. А мы ведь тогда писали деревянной ручкой с железным перышком, которое нужно было постоянно в чернильницу макать. Этот листочек я показывала всем ребятам и долго его не теряла.

Стихи я сочиняла для стенной газеты, учась в Колосовской школе, и сатирические, и поздравительные, подружкам в альбомчик и пр. А серьёзная связь с районной газетой началась уж тогда, когда я стала учительницей, и было у меня уже двое детей. Газета стала называться «Вымпел». Писала заметки о людях хороших, о жизни школы, об учителях, о родителях учеников – знатных тружениках нашего колхоза. Так люблю людей честных, трудолюбивых, бескорыстных. Люблю мастеров своего дела, будь он токарь, тракторист, доярка, поярка, учитель, почтальон. Детей в школе учила замечать и уважать людей труда. Водила детей на экскурсии в поле, где работают комбайны и трактора, на ток, в мастерскую, на ферму. А потом писали сочинения «Как красив человек в труде».

А я не сею, не кошу –

Не мой удел.

Но в стороне не нахожусь

От этих дел.

И мне полёглые хлеба – беда.

И мне понятна в запчастях нужда.

Убрать бы в срок и без дождей –

Вот это б – да!

Одна забота у людей – страда.

Только б солнышко, только б ведрышко,

А крестьян ли учить тому:

Всё до колоса, всё до зёрнышка

По- хозяйски да по уму!

Люблю страду! Люблю страду…

Опять в поля одна иду.

Но все страдают на страде,

А я в ребячьей суете

Благословляю ясность неба

И сухоросную зарю.

- Нет ничего главнее хлеба, -

Я детям в школе повторю.

Перед комбайном онемею:

Ведь за штурвалом в этот миг

Сидит Серёжа Алексеев –

Вчерашний славный ученик.

Приду домой, душе теплее,

И до полуночи не сплю:

Урок готовлю, ужин грею

Да со страды кого-то жду.

Став уже сама мастером своего дела, много писала об учительском труде, делилась опытом учебной и воспитательной работы, тогда это было принято. Так и прослыла «внештатным корреспондентом». Даже помню: незабвенная А.Ф. Пономаренко давала мне наказ написать о ком-то, о чём-то. Там стала печатать свои первые стихи, но поначалу такие слабенькие, что и помнить о них не хочу. «Литературные страницы» в газете были частыми, и блистали в них замечательные стихотворцы: учитель и поэт В.К. Шарковская, мой одноклассник Михаил Белозёров, А. Строкин, там блеснул, как звёздочка А. Кутилов. Первое его стихотворение, запавшее навек мне в душу, — «Сапсан родился для капкана».

Начинал своё творчество А.И. Кобытев.

Стихи мои – такая тягота:

Освободи, оставь, отринь.

Всё напоказ – и сладка ягода,

И горькая души полынь.

Когда обида вдруг остудит

И жар души, и добрый стих,

Иду за добрым словом к людям,

Мир, как известно, не без них.

О стихах

Почти все мои стихи, которые потом вошли в различные коллективные литературные сборники и персональные мои книжки, прежде прошли через «Вымпел». И я благодарна газете за это и редакторам её. «Стихотворцу нужен слушатель…» — это ещё Пушкин сказал. Читателям и слушателям я тоже благодарна. Хотелось быть услышанным и понятым. Особенно в то давнее время: и сама ещё молода, и стихи под стать. Теперь…

Вот просите рассказать о себе. А все моё в моих стихах: как прожила свою долгую жизнь, чему радовалась, о чём мечтала. Тем, кому это было интересно, знают обо мне гораздо больше, чем я сама.

Как переживала и переживаю всё происходящее вокруг? Ведь за долгий мой век столько перемен в жизни произошло.

Хочется сказать словами великой Ахматовой: «Я всегда была с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был». Никогда не занимала какой-либо пост. «Слава Богу, судьба вела мимо кресел», но всегда была и умом, и душою с судьбою своей малой и большой Родины. Вот отрывки из моих стихов, 90-х, 2000-х годов, они и сейчас актуальны:

России для счастья чуть-чуть не хватает.

России всю жизнь что-нибудь, да мешает.

При Грозном — бояре, потом государи,

Затем – пролетарий, то Ленин, то Сталин,

Потом партократы, сейчас демократы…

То слишком земны мы, то слишком крылаты.

В России всю жизнь

Создадут и сломают.

В России всю жизнь

Вознесут и охают.

То войны, то голод,

То смут круговерти,

Но вечен наш лозунг:

Терпите и верьте!

Эх, тройка, русское созданье,

Ты в старых песнях и стихах…

Где, за какой остались гранью

Твои и удаль, и размах?

Хотят другие государства

Умом постичь той тройки прыть

И за лукавые подарки

Кто – приструнить, кто – приручить.

Где тройка Гоголя, как птица?

Где этот клич: «Посторонись!»

- Кто сторонится, кто стыдится,

Оценивая бег и жизнь.

А ей завещаны от Бога

Такие Млечные пути!

Мешают дураки, дороги

Да забулдыги – ямщики.

О селе своем

Всё у деревни на виду. Я ей несу свою беду, свою повинную головушку, когда и милости не жду. Очень любила своё родное село, и меня здесь любили. Хотя родилась я не в Корсино, но считаю его родным: здесь я выросла, здесь состоялась как человек, учитель (стаж работы более 50 лет), здесь завела семью, родились и выросли мои дети. Сейчас село моё родное переживает непростые времена. Я переживала за него и так боролась, когда знала, как бороться и с кем. Сейчас я этого не знаю.

Я не жила, чтоб «хата с краю».

Чужая боль – моя беда.

Ворота настежь отворяла,

Коль за воротами нужда.

Озвучить правду, если надо,

А у кого-то с этим сбой –

Одна пойду на баррикады,

Чтоб заслонить его собой.

Село моё, село родное,

Любовь навечная моя,

Ужель расстанемся с тобою

Не на год — на два — навсегда?

Работа моя

Но мое писание и стихов, и прозы – это не самое главное в моей жизни. Самое главное, что составляло моё счастье – это моя работа. Моя любимая работа – работа словесника. А ведь Слово – это всё. Недаром в самой главной на свете книге о зарождении жизни на Земле сказано: «Вначале было Слово».

Словом можно убить,

Словом можно спасти,

Словом можно полки

За собой повести.

(Чьи строчки? – не знаю)

И вот Бог дал мне быть причастной к этому делу. И к литературе – этому словесному продукту. Но если на уроках русского языка надо учить ребят не только грамматике, но добиваться, чтобы познали, поверили, приняли слова великого классика, что это «…великий и могучий язык. И нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу». То урок литературы – это предмет человековедения. Человека в его духовном, интеллектуальном, нравственном развитии. Это всё сделают хорошие, правильные книги, а мне остаётся правильно передать это. Здесь я не столько учитель, а преподаватель, от слова «передать». Передать свои чувства от прочитанного, свою веру. А если ты к этому равнодушен, равнодушным останется и твой ученик. Как я любила передавать свои чувства, свою любовь к прочитанному! Как я была счастлива, если видела, что это не зазря! Видит Бог – я не вру, что первые годы моего преподавания меня как-то смущало то, что за это счастье мне ещё и деньги платят.

Любимое занятие

И теперь я очень много читаю, позволяет время и зрение. И такое желание передать свои чувства от прочитанного. Перечитываю классику, люблю книги из серии ЖЗЛ, в последние годы много замечательных книг, связанных с православием, они и раньше были, но мы или не знали, или просто они были нам неинтересны. А ведь в них-то и есть самое главное: как жить, каким быть. Очень жаль, что поздно встретилась главнейшая из главных книг.

Недавно прочитала книгу нашего знаменитого земляка Григория Филимоновича Луконенко, подаренную мне автором, «В огне брода нет». Автобиографическая книга, но в ней срез времени за целый век, жизнь простого человека из сибирской глубинки, достигшего таких высот и значений в жизни, такой известности далеко за пределами нашей страны, только благодаря великому трудолюбию, упорству и настойчивости, стремлению к познанию, светлым добрым отношением к семье, людям, к природе и пр. (Вот опять меня захлестнуло желание передать хорошее прочитанное.) Эту книгу можно рекомендовать для изучения детям в школе, родителям для воспитания детей, юношам, озабоченным — «жизнь делать с кого?».

Я счастлива как женщина, мать. С мужем прожили почти 60 лет, вырастили двух дочерей, помогли получить образование, помогали растить внуков, их четверо. Теперь это самодостаточные люди. А сейчас у нас уже восемь ненаглядных правнуков.

Вот теперь, «когда я итожу то, что прожил», можно только сказать одно: Слава Богу за всё.

На этот мир вовек не наглядеться,

А думала: с годами всё пройдёт.

Влюбляется стареющее сердце

Во всё вокруг сильнее, что ни год.

Как сладко пахнет внученьки макушка!

Какие зорьки раннею весной,

Какая собеседница кукушка,

Как жалко на цветы ступать ногой!

Не думала, что век так быстротечен,

Не ведала, живя в грехах-сетях,

Что ты не вечен, наш уход отмечен,

Что мы живём у Господа в гостях.

А гость, бывает, до того забудет,

Что не хозяин на земле, а гость:

Захочет чью-то голову на блюде,

Метнётся к радуге, приняв её за мост.

И сожаления: крыльев недостало,

Не тот полёт, и уровень не тот…

А солнца-то всегда на всех хватало,

И вёсны, словно праздник, каждый год.

Щедра земля, и небо нежно-синее,

И будущая жизнь через детей,

И снова возвышаются в России

Былые купала святых церквей.

Я только с умилением: ”Слава Богу” -

Десятки раз могу произносить:

"Продли ещё немножечко дорогу

И счастье видеть, слышать и любить!”

Благодарю Тебя!

Твоею милостью

Исповедальная душа светла.

Берёзки-прутики успели вырасти,

Чтоб, наконец, я это поняла.

Разрешите боготворить Вас, учитель!

О, боже мой, Раиса Афанасьевна! Вам уже 80?! Как быстро летит неуемное время! Как быстротечна наша жизнь! Как одномоментно сгорают секунды, а за ними часы и дни нашего бытия!

Но память-то с нами. Она жива, пока мы дышим, пока мы думаем, пока мы общаемся.

Точно знаю: мне тогда было 20. А Вам, выходит, 40? Всего 40? При первом знакомстве Вы показались мне, простите уж, за неприличную прямоту, очень взрослой женщиной и очень опытным учителем. Неужели Вам было тогда всего 40? Выходит, и прошло с того дня знакомства 40 лет?

Да, мы знакомы с Вами половину Вашей жизни и две трети – моей жизни. И потому, конечно же, не могу остаться в стороне от Вашего чудесного юбилея. Хочу поздравить Вас искренне, от всей души. Порадоваться хочу за Вас – Вы молодец, и дальше так держать! Светлых солнечных мыслей Вам побольше, радости простой человеческой. И, конечно, здоровья! Ваше здоровье нужно и нам – только хорошо себя чувствуя, Вы сможете еще долго радовать нас своим творчеством и своим душевных теплом!

С уважением и любовью, Маргарита ЛИТВИНОВА

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8