Меню
12+

Сетевое издание "Новый вымпел"

19.10.2017 11:15 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 18.10.2017 г.

Родом из Кильбета

Автор: Айгуль ПАРАХОНЬКО

- С утра до вечера мы таскали лен в поле. Было тяжело. Овода кусали так, что дети помладше плакали от боли. Было голодно. Из дома брали с собой заваренную на воде муку и питались этой затирухой весь день. За полдня работы бригадир в тетради нам ставил полпалочки, за весь день – палочку, за два дня – двоечку, — это лишь одно из многих воспоминаний о трудном детстве, навсегда оставшемся в памяти жительницы Колосовки Н.Н. Мусихиной

Пожилых людей, перешагнувших 80-летний рубеж, называют людьми старой закалки. Это поколение наших бабушек и дедушек, нетребовательных и непривередливых, перенесших тяготы и лишения военного и послевоенного времени. Именно к таким людям относится и наша героиня Нина Никитична Мусихина. Сегодня ей 87 лет, и она живет с единственной дочерью Любовью Матвеевной Петровой в теплой благоустроенной квартире в самом центре села. Трехкомнатные хоромы — так называет свое нынешнее жилье долгожительница — сильно отличаются от избы, где она родилась и жила в своем далеком детстве.

Жвачка из бересты
Пожилых людей, перешагнувших 80-летний рубеж, называют людьми старой закалки. Это поколение наших бабушек и дедушек, нетребовательных и непривередливых, перенесших тяготы и лишения военного и послевоенного времени. Именно к таким людям относится и наша героиня Нина Никитична Мусихина. Сегодня ей 87 лет, и она живет с единственной дочерью Любовью Матвеевной в теплой благоустроенной квартире в самом центре села. Трехкомнатные хоромы, так называет свое нынешнее жилье долгожительница, сильно отличаются от избы, где она родилась и жила в своем далеком детстве
Деревня Кильбет, давно исчезнувшая с карты Колосовского района, находилась от райцентра всего в 13 километрах. Там в 30-е годы прошлого века кипела жизнь. В местном колхозе председательствовал отец Н. Мусихиной Никита Васильевич Строкин.
- В нашей семье, кроме меня, из выживших детей росли Мария, Пана, Ирина и Андрей. Пока не началась война, мы жили, как и все другие деревенские семьи. Я была старшим ребенком, поэтому старалась во всем помогать маме. Помню, как носила в ведре из болота воду для полива овощей, а так как приходилось идти через огород по высокой картофельной ботве, то приносила к грядкам меньше полведра, — рассказывает Нина Никитична. – О том, что люди во время голода в войну питались травой, уже ни для кого не секрет. Например, мы собирали крапиву, лебеду и осот, а мама затем варила из них похлебку, а из бересты делала жвачку. И нам казалось, что ничего вкуснее мы не ели.
Повседневные бытовые лишения переносились в многодетной семье с трудом, но самая страшная беда ожидала Строкиных впереди. А впереди был арест главы семейства.

3 пакетика гречихи
- Весной посеяли картофель, турнепс, горох, овес, кукурузу, пшеницу и гречку. Семена гречихи остались, и тятя по 3 кг семян раздал в семьи колхозников. По тем временам это было большим преступлением, но дети пухли от голода, — вспоминает моя собеседница. – Приехали инспекторы проверять на складах остатки, забрали ведомости и уехали. Мужиков из деревни стали призывать на войну. Взрослые нас предупредили: «Как увидите в деревне верхового с флагом, сразу говорите нам». Ждали повестку на войну и в нашей семье.
В день, когда на избе одного из жителей деревни взвился красный флаг, привезли повестки 22 кильбетским мужчинам. В их чисиле оказались и шестеро братьев Строкиных: Василий, Никита, Николай, Семен, Владимир и Степан.
На призывном пункте отец Нины Никитичны был отстранен, так как на него наложили бронь. Но через некоторое время верховой привез повестку в суд и председатель колхоза Никита Васильевич Строкин был арестован. Три года он отбывал наказание за розданные им семена гречихи.
- Тятя вернулся домой и устроился на работу в Колосовку. В деревне стало жить совсем трудно, и на зиму вся семья переехала жить в райцентр. Мы жили на квартире у чужих людей в доме по улице Жданова. Мама пряла, а я носки солдатам на фронт вязала. Весной вернулись в Кильбет, — говорит Н. Мусихина. – О военных годах вспоминать очень тяжело, ведь почти в каждый дом приносили похоронки. Если бы не арест отца, то, может быть, и он, как его пятеро братьев, тоже не вернулся с той войны.

Лучшая девушка
С юных лет Нина работала на покосе поварихой. Несмотря на юный возраст, а кашеварит она с 13 лет, ее труд ценили и уважали в колхозе.
- Ни одна из поварих не задерживалась на стане больше двух недель. От варева одних работники отказывались, другие, не выдержав, сами уходили, — вспоминает Нина Никитична. – В нашей деревне меня, как и многих кильбетских девушек, считали чистюлей, добросовестной и работящей.
Наверняка, именно эти качества и оценил первый муж моей собеседницы Кузьма Ильич.
- Замуж вышла по любви. Муж был эстонцем-переселенцем, и жили мы в доме его родителей. Хочу сказать, что свекор со свекровью меня почему-то недолюбливали, и я чувствовала их негативное отношение. Но деваться было некуда, и я терпела. Прошло время, я забеременела и родила, но дочка, прожив совсем немного, умерла, – говорит моя собеседница. — Через некоторое время, когда я вновь носила под сердцем ребенка, Кузьму забрали в армию на долгих четыре года.
Нина родила сына, но через 3,5 месяца молодая женщина похоронила и второго ребенка. Как она жила? Работала и ждала возвращения мужа. Но ее любимый Кузьма на деле оказался не очень честным, трусливым человеком. Отслужив в армии, он не вернулся домой, а поехал покорять целину. Там он женился на другой женщине.
- Кузьма присылал письмо брату, где требовал, чтобы я съехала из дома родителей, иначе грозился не вернуться в Кильбет. Моя мама сказала: «Хватит, дочка, унижаться. Возвращайся домой». Так я и поступила. Потом я от соседей слышала, что у него родился сын, — продолжает рассказ Н.Н. Мусихина. – Прошло время, сосватали и меня. Это был Любин отец Матвей Киммель.

Ради жизни дочери
В избе, куда привел Матвей жену, не было даже кроватей. Здесь, кроме молодых, жили еще пять человек: его мать, двое детей и сестра с двумя детьми. Супруги спали на полу, прикрывшись шинелью. Так они жили и параллельно строили себе избу.
Вскоре Нина забеременела, а сообщив радостную новость мужу, была шокирована его реакцией. Муж запретил рожать. Потеряв двоих детей в первом браке, женщина решила во что бы то ни стало сохранить ребенка — собрала вещи, и пока муж был на работе, уехала в отчий дом.
- В тятином доме я прожила недолго. Еще в войну от избы отрезали горницу, и места стало совсем мало. А еще брат с женой да маленьким ребенком приехал. Решила отделиться. Присмотрела на краю деревни избу тетки Вари. Работы там было много, но мне помогли родные, да и свекор-эстонец в помощи не отказал. Под Пасху, получив благословение родителей, переехала со своей куколкой в собственную избу, — рассказывает 87-летняя долгожительница. – Началась у меня новая, полная забот жизнь.
Со временем хозяйка обзавелась скотиной. Полученный от животных приплод продавала. У нее появились деньги, на которые была приобретена еще одна изба и срублен подруб. По словам моей собеседницы, было очень трудно одной поднимать домашнее хозяйство и воспитывать дочь. Но, как говорит Нина Никитична, ни одной секунды она не пожалела, что сохранила жизнь дочери.
Когда родная деревня Нины стала разъезжаться, с помощью мужа сестры Марии она переехала в Колосовку. Обустроившись на новом месте, устроилась работать поварихой в местный колхоз.
За добросовестный многолетний труд Нине Никитичне Мусихиной присвоены звания «Труженик тыла» и «Ветеран труда».
Большую часть жизни Н. Мусихина посвятила воспитанию дочери, и лишь когда Любовь Матвеевна стала жить самостоятельной жизнью, Нина Никитична сошлась со строкинцем Виктором Мусихиным, с которым прожила 28 лет.
- Моя дочь Люба похожа на меня и характером, и трудолюбием, и чистоплотностью. Она ни минуты не сидит без дела: в квартире чисто и уютно, всегда готов вкусный завтрак, обед и ужин. Она и своих дочек также воспитала. Оглядываясь назад, хочу сказать про себя: я прожила пусть тяжелую, но счастливую жизнь, — подытожила свой рассказ Н.Н. Мусихина. — Подобная история, длиною в жизнь, наверняка, имеется и у ваших родственников. Вы обязательно выделите время и послушайте их рассказ.
Нине Никитичне Мусихиной 87 лет, и, как призналась моя собеседница, в последнее время часто в ее воображении всплывает один и тот же эпизод из детства: с утра до вечера мы таскали лен в поле. Было тяжело…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

48