Меню
12+

Газета «Новый вымпел» Омской области

03.05.2018 09:22 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 03.05.2018 г.

И пламя Вечного огня...

Автор: Светлана САЗАНОВА

Андрей БРАЖНИКОВ

В районном историко-краеведческом музее открылась выставка стендового моделирования "Подвиг ваш бессмертен", на которой Андреем Бражниковым представлено около тридцати диорам, отображающих поля сражений в годы Великой Отечественной войны

Военная тематика для колосовца Андрея Владимировича Бражникова близка по духу: двенадцать лет – в армии, девять – в милиции, сейчас – судебный пристав.

- Армию всегда с теплотой вспоминаю, — рассказывает о службе Андрей Владимирович. – Срочную службу прошел, офицером был. Пришлось и в военных конфликтах принимать участие…

Мечта стать военным зародилась в душе Андрея незаметно, и это было естественно. Родительский дом находился по соседству с военкоматом. И люди в форме просто очаровывали мальчика, это было для него чем-то особенным.

- У нашей классной руководительницы, учителя русского языка и литературы Ларисы Алексеевны Бондаренко двоюродный брат Николай Филатов окончил Харьковское летное училище, — вспоминает детство Андрей Бражников. – Как-то она пригласила его к нам в класс, чтобы он рассказал о своей службе. И как только он зашел в форме летчика, больше я ни о чем уже думать не мог – твердо решил для себя, что стану именно летчиком.

Но покорять небо Андрею не довелось – строгая медицинская комиссия «забраковала» парня по здоровью. По этой же причине не удалось поступить и в Кировское вертолетно-техническое училище. Это очень расстроило Андрея. Но от своей мечты он не отказался.

- Мне посоветовали Тульское артиллерийское инженерно-техническое училище им. Ленинского комсомола, куда я поступил с легкостью, — продолжает рассказ Андрей Владимирович. – И когда мне надо было ехать в Тулу на учебу, мой отец и родственник-полковник, работавший в Омском танковом училище, убедили меня стать танкистом. В августе 1983 года я был зачислен в Омское танковое училище.

Пять лет учебы, и вот уже Андрей Бражников служит в Московском военном округе в Кантемировской дивизии. После двух месяцев службы был отправлен в Германию, где ремонтировал и готовил к выводу танки, которых в то время на вооружении советских войск было 7700.

- Танки нужно было ремонтировать быстро, сроки были ограничены – советские войска выводили из Германии, — вспоминает Андрей Владимирович. – Я служил в ремонтной роте сначала замом, а затем ротным уже в другой части. За тот период службы имею медаль «За боевые заслуги».

Из Германии Андрей Бражников вернулся в звании старшего лейтенанта. Затем один год служил начальником отдела Базы хранения средних танков, в подразделении было 470 машин. Два года командовал ротой, служил бортовым техником батальона. А в начале 90-х прошлого столетия несколько раз был командирован в Таджикистан.

В Таджикистане Андрей Владимирович служил в 1993-1994 годах. В то время в республике происходил вооруженный межклановый внутриэтнический конфликт между сторонниками центральных органов власти и различными группировками в лице Объединенной таджикской оппозиции — так характеризуют его историки. Гражданская война в Таджикистане началась в 1992 году и длилась пять лет. За первые шесть месяцев этой войны по различным данным погибло от 20 до 50 тысяч человек.

- В Таджикистане у меня много друзей погибло, — сказал Андрей Владимирович и на несколько минут замолчал, вспоминая своих боевых товарищей. – Для меня самым страшным было, когда наша колонна наткнулась на мины. Все, как в замедленном фильме: взрыв, грохот, стрельба, суматоха, а когда я очнулся, командир роты мне укол ставил в ногу из полевой аптечки. К тому же мне выбило зубы, сломало челюсть.

Это была его последняя из трех командировок в Таджикистан. Там Андрей Владимирович служил в 201-й мотострелковой Гатчинской дважды Краснознаменной дивизии, которая выполняла задачи по обеспечению общественного порядка, охране важнейших военных и государственных объектов в республике Таджикистан, предупреждению и пресечению переходов государственной границы бандформированиями. В том числе подразделения участвовали в боевых действиях и эвакуации мирного населения.

- В 1994 году, когда закончился развал Союза, нам предложили продолжить службу по контракту, — продолжает вспоминать Андрей. – Солдаты «разбежались», построили нас, 250 офицеров и 100 прапорщиков, рассказали об условиях контракта. Было три категории – А, В и С. Категория А подразумевала полное подчинение государству, то есть куда пошлют, там и служить. Многие тогда подписали контракт именно категории А. Но я решил, что воевать больше не хочу.

Из армии Андрей Владимирович Бражников уволился в звании капитана. Он до сих пор хранит погоны с формы, начиная еще со времен учебы, офицерскую кокарду. И рассказал интересную историю, с нею связанную.

- Однажды кокарда мне спасла жизнь. Это было в Таджикистане. У меня привычка была носить фуражку не совсем по форме, а немного сдвинув ее на затылок. Получалось, что кокарда находилась выше лба. Так вот снайпер об этом не знал и выстрелил в кокарду. Фуражка отлетела, а я остолбенел от ужаса. Если бы фуражка была надета по форме, пуля как раз бы в лоб угодила. Конечно, хранится у меня другая кокарда, «спасительница» тогда раскололась от пули на мелкие кусочки.

После службы в армии Андрей Владимирович сразу же, в 1994 году, пошел служить в милицию. Девять лет отдал этой структуре и в 2003 году перешел работать преподавателем в Сибирский профессиональный колледж – обучал основам военной службы и безопасности жизнедеятельности. Но все же без формы чувствовал себя неудобно.

- С 2006 года я работаю судебным приставом, — говорит Андрей Бражников. – Сначала в Омске, сейчас – в Колосовке. Теперь у меня не звание, а чин, а на погонах три рубиновые звездочки. Но армейскую службу вспоминаю почти каждый день: иногда с радостью, иногда с грустью.

В какой-то момент своей жизни он увлекся стендовым моделированием. Это такой вид хобби по изготовлению уменьшенных моделей и макетов различной техники и архитектурных сооружений. Сначала это были самолеты – воплощение юношеской мечты, затем танки – его профессиональная жизнь. А позже стали появляться диорамы — статичные макеты, максимально точно воспроизводящие внешний вид прототипа.

- Я воспроизвожу исторические события времен Великой Отечественной войны, а также афганской, создаю модели военной техники, оружия, солдат. Это, конечно, очень дорогое удовольствие – на одну диораму может уйти больше десяти-пятнадцати тысяч рублей, — рассказывает о своем хобби Андрей Бражников. – А еще нужно досконально знать историю, поэтому прежде чем начать работу, тщательно изучаю все, что связано с конкретным боем: какая была форма у солдат, какие погоны носили в то время, какая техника участвовала в бою, даже какая погода была в день битвы.

Несколько диорам он подарил Колосовскому историко-краеведческому музею. И посетители выставок с удовольствием рассматривают макеты, находя удивительное сходство с узнаваемыми военными событиями. А дети благодаря диорамам знакомятся с историей военных лет, с подвигами советских солдат, освободивших землю от фашизма.

За большой личный вклад в патриотическое воспитание детей и молодежи Андрей Владимирович Бражников награжден Благодарственными письмами руководителя Управления федеральной службы судебных приставов по Омской области В.А. Витрука. Есть множество других наград.

Его диорамы сегодня украшают музеи и в других районах области. В частности, в эти дни он вручил десять своих работ музею поселка Конезавод Марьяновского района. Это замечательный подарок к великому празднику – Дню Победы.

Когда мы прощались, Андрей Владимирович сказал:

- Армия – это моя жизнь.

И процитировал строчку из стихотворения Юрия Левитанского: «И пламя вечного огня горит на скулах у меня…»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

27